В конституциях ряда стран закреплены их национальные религии или подчеркивается вера нации в Бога. В Основной Закон Украины, в качестве «политической религии», были внесены культ евроинтеграции и вера в скорое членство в Североатлантическом альянсе. И как всякие религии, они не имеют никаких подтверждений и доказательств, они основаны лишь на пламенных трибунных речах политических проповедников. Украинцам просто предлагают в это верить. Но до каких пор?

«Евроугодное» дело

Неугомонный экс-президент Порошенко, который никак не хочет смириться с «уходом на пенсию», требует от Зеленского и Верховной Рады принять и направить в Брюссель заявку на план действий по вступлению Украины в НАТО. Правда, эта затея выглядит совершенно бессмысленной, поскольку Украина уже подавала такую заявку еще в 2008-м году, и Порошенко об этом прекрасно известно. Зачем же он снова предлагает стучаться в двери, которые так и не открылись за 11 лет?

Затем, что ему нужна не цель – она недостижима, и Порошенко это тоже хорошо знает. Ему нужен сам процесс, который приносит намного больше «плюшек» и всяких прочих дивидендов. Процесс, который украинские политики превратили в эрзац-религию, а сами стали её жрецами. Порошенко же пытается удержать за собою место верховного жреца, патриарха евроинтеграции и далай-ламы сближения с НАТО. При этом ему выгодно, чтобы этот процесс не заканчивался никогда – ни положительным, ни отрицательным результатом.

Как всякий бывший советский студент, изучавший основы марксизма и научного атеизма, Петр Алексеевич помнит, что основа всякой религии это верующие люди и наставляющие их жрецы (священники, пастыри, гуру и т.д.). При этом интересы этих двух групп несколько отличаются. Верующих интересует конечная цель (рай, нирвана), к которой они и стремятся, а вот жрецы зарабатывают на процессе её достижения – наставляя, поучая, освящая, благословляя. Если необходимость в их услугах отпадает, то жрецы остаются без доходов и власти.

Именно поэтому они всегда озабочены тем, чтобы этого никогда никаким образом не случилось. Например, чтобы эта цель не была достигнута сами людьми без участия жрецов. Вот почему на Иисуса так обиделся Синедрион? Потому что он заявил, что «храм старой веры» будет закрыт, а значит и его служители уволены – а они еще не знали, что им можно будет переквалифицироваться в христианских епископов. Или почему любая церковь в штыки воспринимает «беспоповцев»? Но еще хуже, когда люди меняют или вовсе теряют свою веру – ведь тем, кто уже не стремится к цели или нашел себе другую, не нужны прежние поводыри и наставники. Вот почему со Средних веков и до нового времени процветала инквизиция, а кое-где «грешников» побивают камнями и сегодня.

«Порохоботы» хотели бы забросать камнями всех, кто ставит под сомнение и возможность, и сам смысл вступления Украины в НАТО и ЕС. Конечно же, при этом они будут вопить, что защищают выбор Украины и светлое будущее украинцев – а не политическую идеологию партий, паразитирующих на этих обещаниях. А главное, они защищают Петра Порошенко, у которого сегодня есть только один шанс остаться на плаву как политику – изображать себя главным НАТОинтегратором Украины, хранителем священного курса в Европу и верховным жрецом патриотизма. Отберите у него всё это, и кем останется? Голым коррумпированным экс-королем…

Хотели бы принять – приняли

Украина мечется между внешнеполитическими векторами уже четверть века, с тех пор как кравчуковское становление независимости сменилось кучмовским поиском стратегических партнеров. И нынешний «европейский выбор» не окончательный, он уже колеблется под возмущенное бурчание «Европа нас не хочет». Его уже предлагают заменить на официально проамериканский вектор сами «порохоботы» — хватающиеся за США как за последнюю соломинку.

Это понятно: мнение Евросюза относительно Украины однозначно, это мнение всей тамошней системы, независимо от того, кто стоит у власти в Германии и Франции, в США же внешняя политика меняется вместе с президентами. Поэтому украинские национал-патриоты надеются, что когда республиканца Трампа сменит какой-то демократ, Госдеп начнет оказывать Украине прежнюю, и даже ещё большую поддержку. Это очень возможно, хотя насчет «поддержки» это громко сказано. Настоящая поддержка США оказывалась Южной Корее и Южному Вьетнаму, Кувейту – а с вот Украиной Госдеп просто играется, как с пластмассовым солдатиком.

Какой вектор будет у Украины через 10 и 20 лет, куда она будет идти через 50, сейчас вряд ли кто-то сможет предсказать. Да и разве только у Украины такая изменчивая внешняя политика? Вспомним «первую Францию» (Украина мечтала стать второй), которая то веками воевала с Британией, то была её союзником, а сейчас именно Франция больше всех старается выпихнуть её из Евросоюза. А кто бы мог подумать, что всего через 12 лет после окончания второй мировой Франция и Германия объединятся в ЕЭС – и ветераны французского «Сопротивления» при этом не блокировали франко-германскую границу с криками о «капитуляции». Так что вариант Таможенного Союза всё ещё не стоит отбрасывать окончательно, к тому же четверть украинцев поддерживают вступление в него, не смотря на все события последних лет.

Собственно, у возможного экономического союза с Россией есть три препятствия: Путин, Крым и национал-патриоты. Российский президент стал слишком уж одиозной личностью для многих украинцев, однако лет через 10 он наверняка будет находиться уже по эту сторону стен Кремля. Крым, увы, с большой вероятностью, утерян навсегда. И с этим придется смириться, так же как немцы смирились с потерей Восточной Пруссии и Эльзаса, и не закрылись от Франции, Польши и России. Ну а насколько сильным будет влияние на украинскую политику национал-патриотов, это зависит от нескольких факторов. В том числе от того, сколько еще им удастся поддерживать в украинцах веру в европейское будущее и успешно конкурировать со своими оппонентами, проповедующими противоположный вектор и паразитирующих на вере пророссийских громадян.

У каждой из этих двух «религий» есть свои плюсы и минусы, причем их последователи видят в своей только плюсы, а в другой только минусы. Но оставим их меряться векторами между собою. Главный нюанс этой темы совершенно в ином: сколь ни привлекательным казалось бы членство Украины в Евросоюзе, и сколько ни полезным членство в НАТО, её там не ждут. Особенно в ЕС, двери которого перед Украиной закрыли еще в 2007 года – хотя украинские политики с этим не смирились и продолжаются биться в них до сих пор. Но, как мы убедились выше, этот процесс им выгоден, лозунгами «мы идём в Европу» они собирают вокруг себя свой электорат. А иначе что бы они могли предложить людям?

Но Евросоюз отделался от Украины соглашением об Ассоциации и туристическим безвизовыми режимом. Это тот максимум, на который пошлел Брюссель, чтобы оставить Украину развернутой лицом к себе. Хотя, стоит отметить, что это тоже немало, это даже намного больше, чем получили другие. Просто тут есть чисто украинские нюансы, связанные с её экономическим положением.

Например, украинцам нужен не краткий туристический, а полный и «вечный» безвиз в Европу – чтобы свободно ездить туда на заработки и оставаться там, дожидаясь получения гражданства. Воспользоваться же всем потенциалом Ассоциации украинская экономика не смогла. Её промышленность дышит на ладан, а жить только экспортом пшеницы и подсолнечника не получиться, даже если Европа будет покупать их в безлимитных объемах. Импортировать качественные европейские товары Украина так и не стала – ведь из-за своей высокой стоимости они недоступны широкому украинскому покупателю! И вообще, от Европы Украина хотела бы только неисчерпаемых дотаций.

Вот только в Киеве забыли спросить, а чего же хочет сама Европа? Этот же вопрос следовало бы задать и блоку НАТО. В течение 17 лет — с тех пор, как эту волну подняла команда Виктора Ющенко, никто не интересовался мнением Запада. Украинские политики сами решили, что Украина должна вступить в ЕС и НАТО – и точка! Надо полагать, что вначале в Брюсселе от такой наглости наверняка опешили. Но затем поняли, что украинские политики только «шутят». Ведь заявлять о безальтернативности европейского курса, и даже вписывать его в свою Конституцию – не значит действительно туда идти. Даже если бы Украина искренне старалась (а не создавала видимость), решение о вступлении в любом случае принимает не она, а Евросоюз и НАТО. А они неизменно отвечают, что это «очень далекая перспектива» — то есть в переводе с «интеллигентского» это предложение идти не в Европу, а лесом.

Два пути

Порошенко несколько лет осуществлял последнюю попытку заинтересовать Европу и НАТО, представляя Украину как их восточный форпост, сдерживающий агрессию Россию. Он и сейчас ещё использует эту риторику, хотя понимает, что на Западе она отклика так и не нашла. Использует уже чисто для охмурения своей паствы, своего электората.

В принципе, Порошенко играет по старым нотам своих «попередников». Пока он был президентом, он играл по нотам Ющенко – тот тоже как бы вёл Украину в Европу и НАТО. А так как это при Порошенко была подписана Ассоциация, он выпросил для украинцев туристический безвиз, и он наприглашал в Украину инструкторов НАТО, то получилось, что он продвинулся в этом намного дальше Ющенко, и уже казалось, что цель вот-вот скоро достижима! Ага, нужно было только повторно проголосовать за Петра Алексеевича!

Но не получилось. И теперь Порошенко играет по нотам Яценюка — который в 2011-2013 г.г. был лидером объединенной оппозиции (пока сам Порошенко работал в правительстве Азарова). Тогда Яценюк перехватил флаг «евроустремлений», став «проевропейской» оппозицией пророссийскому режиму Януковича. И это была очень выгодная политическая позиция. Петр Алексеевич очень хотел бы это повторить, даже с новым Майданом. Поэтому ему важно постоянно демонстрировать себя в этой роли. Но еще важнее, чтобы нынешняя власть от этого европейского пути несколько отошла. Пусть на чуть-чуть, на один шаг – это достаточно, «порохоботы» тут же раздуют это в немыслимую «зраду», и с утра до глубокой ночи будут голосить что Зеленский «развернул Украину от европейского пути в пасть России».

И вот тут уже можно смело спрогнозировать два варианта развития событий. Первый, наиболее вероятный – что нынешняя власть будет и далее старательно придерживаться курса прежней, по крайней мере, во всем что касается «патриотизма» и евроинтеграции. Это ошибочная стратегия, поскольку как бы избранные подавляющим большинством «слуги народа» не угождали «восьмипроцентным», всё их старания будут напрасны. «Порохоботам» не нужно, чтобы команда Зеленского шла им на уступки, «порохоботам» нужно чтобы она как можно скорее потеряла власть — и на трон снова вернулся хранитель веры и евроинтеграции Петр Алексеевич. Поэтому они будут и дальше внимательно «следить за базаром» президента и громко освистывает его за каждую «неверно» поставленную интонацию.

Второй, очень маловероятный – что в течение следующих пяти лет Украина отойдет от бессмысленной «политической романтики», возьмется за голову (пока не поздно) и обратится к прагматизму. Потому что ситуация такова, что у Украины больше нет времени играться в «зрады» и «перемоги», речь идет о её выживании.

Этот жестокий мир

Если вы решили, что сейчас мы будем агитировать за Таможенный Союз, то сильно ошиблись. С ним ситуация тоже интересная: хотя Украину там всегда готовы принять, условия и перспективы, которые ей предлагают, выглядят не то что малопривлекательными, а просто уже не соответствующими вызовам времени. Сейчас ведь речь идет не о том, чтобы возобновить производство аммиака из российского газа и экспорт карамелек в Воронеж. Это было нужно вчера, но завтра Украина уже не сможет прокормить себя на остатках советской промышленности. А в мире происходят серьезные процессы глобального масштаба, которые затрагивают всех.

Эти события можно вкратце описать так: процесс создания глобальной экономической системы дал сбой, и вместо общего мирового рынка, управляемого транснациональными корпорациями, начали формироваться несколько региональных экономических объединений. Или, образно выражаясь, в ходе слияния мировой экономики в один суперконтинент Пангея он внезапно раскололся, и начали формироваться экономические материки Северной Америки, Европы, Восточной Азии.

Причиной стали противоречия между интересами транснациональных и национальных элит. Лучше всего их объяснил Дональд Трамп: в системе глобальной экономике США отвели роль кредитного центра, однако это начало губить американское производство и подтачивать американскую национальную экономику. В итоге американцы уже на треть живут в кредит, покупая товары и услуги, произведенные в других странах – а ведь иногда эти кредитные пузыри лопаются.

У Евросоюза свои проблемы: он хочет сам генерировать кредиты, и вообще меньше зависеть от США. Точно так же Китай уже не удовлетворяется ролью главного мирового производителя, он хочет быть мировым технологическим центром и меньше зависеть от иностранных инвестиций. В общем, модель глобального мира, в котором у разных стран была своя специфическая роль, начала разваливаться из-за своих недостатков. И сейчас происходит создание региональных экономических блоков, а также начинаются конфликты между ними.

Россия, кстати, одной из первых смекнула это дело, и уже сориентировалась на экономические союзы с Европой и Китаем – пока что в роли поставщика сырья и энергоносителей, но и обратно она меньше закупает готовой продукции и больше открывает у себя заводы известных мировых производителей. Со временем, возможно, это заставит Россию пересмотреть и суть Таможенного союза, который, как и ЕЭП, создавался как чисто постсоветский экономический союз – а он не сможет выжить без экономической кооперации с Европой и Китаем.

Положение Украины в этом новом жестоком мире весьма плачевное. В том числе потому, что у неё фактически нет своей национальной элиты. У неё есть только олигархи, которые мечутся, пытаясь вписаться в ряды то глобальной экономической элиты, то европейской, то ещё какой-то – но при этом не пускающие в Украину бизнес из других стран (за редким исключением), боясь конкуренции и потери своего исключительного положения. Ну а их собственный бизнес в Украине похож больше на мародерство с использованием копеечной рабочей силы. С такой элитой и с такой экономикой Украине даже в самых благоприятных условиях ничего не хорошего не светило!

Так вот, в свете этих процессов, Украине нужно срочно искать себе место в новом мире. Искать, исходя из экономических соображений, а не политических лозунгов. Собственно, именно на это и должны быть сегодня брошены все имеющиеся у правительства умы (если таковые вообще имеются).

Что это будет, так навскидку и не скажешь, но понятно, что Украине необходимо переосмыслить экономическую стратегию: не ждать, что из глобального мира к нам придет инвестор (не придет, не ждите), а настойчиво втиснутся в чью-то региональную экономическую «артель». Там где Украина может действительно понадобиться, и где она сможет максимально задействовать свой потенциал. Времена грядут суровые, мировые ресурсы сокращаются, а вот число ртов и рабочих рук растет – и это нужно учитывать.

А еще нужно учитывать, что в ходе конфликтов между мировыми экономическими полюсами таких «ничейных брошенок» как Украина будут использовать как орудие и расходный материал. Используют – и выбросят! Поэтому не нужно позволять себя использовать, радуясь мелким подачкам. Нужно заводить серьезных союзников, и не политических, похлопывающих по плечу «демократия, карашо, Юкрейн!», а таких, которые готовы серьезно вложиться в Украину – и пусть даже они многое попросят взамен. И если команда Зеленского или следующего президента Украины это сможет, то она сделает для страны на порядок больше, чем все предыдущие «евроинтеграторы».

При этом, в принципе, можно и дальше проситься принять нас в ЕС и НАТО. Проситься ещё 50, да хоть ещё 100 лет – всё равно никуда не примут, так что этот политический спектакль никоим образом не повлияет на главный насущный вопрос, на экономику.

Однако если вместо разработки нового экономического вектора Киев будет и дальше заниматься лишь евроинтеграцией и пассивным ожиданием прихода какого-то инвестора, то Украина рискует быть оставленной на обочине. Олигархи, включая семью главного нынешнего «евроинтегратора», отсюда уедут – а вот народ останется вымирать на руинах, среди облупившихся лозунгов о европейском будущем.